украинский русский английский
Интервью Вице-премьер-министра Юрия Бойко американскому изданию SpaceNews, 25 ноября 2013 г.

Украина занимает уверенные позиции в мировой космической промышленности и планирует в дальнейшем их укреплять

 

Благодаря флагману отрасли — заводу «Южмаш» — бывшая республика СССР является крупным поставщиком оборудования для таких ракет, как «Зенит-3СЛ» для проекта «Морской старт», Antares корпорации Orbital Sciences Corp. и «Днепр», конвертированной МБР, используемой в основном для запуска небольших спутников. «Южмаш» также работает над ракетой «Циклон-4», с помощью которой в 2015 году планируется начать запуск коммерческих спутников из экваториальной Бразилии, с базы «Алькантара», в рамках совместного украинско-бразильского предприятия.

Юрий Бойко недавно возглавил официальную делегацию Украины в Вашингтон и Хьюстон по переговорам в сфере космических технологий и исследований. Он встретился с представителями правительства США, в числе которых Чарльз Болдэн, руководитель НАСА, и представителями промышленности. Среди членов делегации был Юрий Алексеев, глава Государственного космического агентства Украины.

Главной целью визита, по словам Бойко, было оценить программу США по освоению космического пространства в гражданских целях и изучить возможности участия в ней Украины. По словам Бойко и Алексеева, в ходе переговоров Украина предложила свое участие не только в области ракетостроения, но и в сфере технологий радиационной защиты, разработанных в годы холодной войны.

Украина также готова предложить технику своего производства. Как сказал господин Алексеев, двигатель РД-861К, разработанный для верхней ступени «Циклона-4» и полностью испытанный в Украине, может внести значительный вклад в проект Antares.

В перерыве между встречами с представителями правительства из Вашингтона Бойко принял участие в беседе с Уорреном Фестером, редактором SpaceNews.

 

Какова главная цель Вашего визита?

Нам необходимо иметь полное представление о политике НАСА, поскольку США являются лидером космических программ, и мы хотим понять, каким путем пойдет космическое сообщество в будущем. Также нам необходимо понимать место в нем Украины. Кроме того, мы провели встречи с предприятиями, реализующими эту политику, чтобы понять, как мы можем сотрудничать с ними в целях повышения своего научного потенциала.

Можете ли Вы сообщить о каких-либо новых инициативах или соглашениях? 

Нет, но наш диалог с господином Болдэном оказался весьма эффективным. У нас есть рамочное соглашение между Кабинетом Министров Украины и Правительством Соединенных Штатов по сотрудничеству в области гражданских космических программ. И мы стараемся понять планы НАСА и, если это будет возможно, стать партнерами США в данной сфере.

В чем Вы видите потенциал для развития?

Я услышал от господина Болдэна много интересного о программе НАСА по изучению Марса. Это крупный и амбициозный проект для всего человечества. Во время делового обеда один из представителей промышленности сказал, что такая чрезвычайно большая программа может быть реализована силами всех государств с развитой космической промышленностью, не только США. Мы готовы работать над тем, чтобы принять участие в этой программе, так как наши специалисты добились больших успехов в области радиационной защиты. Благодаря своим исследованиям Украина может внести вклад в международный консорциум, который стоит за марсианской программой НАСА. 

Желает ли Украина участвовать в международной программе создания космической станции? 

Конечно. Мы хотим стать партнерами в подобных программах, осуществляемых НАСА. Как я уже говорил, мы уже работаем вместе с американскими компаниями над несколькими проектами, такими как Antares. И мы намерены продолжать работать в этом направлении.

Каковы основные приоритетные направления в космической отрасли?

Украина является одной из стран, обладающих широкими возможностями и огромным потенциалом для того, чтобы стать членом мирового космического сообщества. Нашей основной задачей является увеличение доли участия в международных программах. Сегодня крупные и амбициозные проекты по космическим программам можно осуществить, только объединив усилия нескольких стран, поскольку одно государство, какое бы развитое оно ни было, не в состоянии реализовать сложный проект. Так что мы должны стать членами этого мирового сообщества в области космических технологий.

Какую сумму в год выделяет Украина на космическую отрасль? 

Не так уж и много — приблизительно 400-500 млн. долларов США в год. Но у нас есть и коммерческие проекты, которые приносят гораздо больше прибыли в космической отрасли без поддержки Правительства. Доходы от правительственных проектов идут в основном на научные исследования.

Какую сумму получает ежегодно Украина от коммерческих проектов, таких как «Морской старт» и Antares?

Около 600 млн. долларов США в год, но прибыль идет не только из США. Мы получаем деньги и из Бразилии, России. В целом это несколько проектов.

Каковы расходы Украины на проект пусковой площадки «Алькантара» в сотрудничестве с Бразилией? 

Программа рассчитана приблизительно на 1,5 миллиарда долларов на три года. Но это с учетом обеих сторон — Бразилии и Украины. Следовательно, с нашей стороны мы должны вложить 750 миллионов.

Ваш коллега, господин Алексеев, заявил об отставании программы от графика. В основном по причинам, связанным с погодой в Алькантара. А с финансированием проблем нет?

Мы сегодня привносим в проект новые технологии и развиваем инфраструктуру, что увеличивает стоимость — но это нормально. Проект был запущен в 2006 году. С тех пор многое изменилось, в частности всё стало намного дороже.

Будет ли Правительство продолжать считать этот проект приоритетным?

Конечно. Недавно мы получили решение Правительства о выделении средств на второй этап финансирования. Так что для нас завершить этот проект — задача приоритетная, как и для Бразилии. У Бразилии появится площадка для космических стартов, у нас — место для испытаний новых ракет и нового оборудования. Это очень динамичный проект.

Вы уверены, что Вам удастся осуществить первый запуск Циклона 4 с площадки «Алькантара» в 2015 году? 

Мы надеемся, что работы будут закончены до конца 2014 года.

Планирует ли Украина использовать Алькантара как пусковую площадку для собственных научных проектов?

В первую очередь речь идет о коммерческих проектах. Тем не менее, при работе с крупными проектами и новыми технологиями это неизбежно. Но изначально у нас там только коммерческий интерес.

В регионе много компаний, занимающихся коммерческими запусками. Получится ли вести бизнес и быть конкурентными в таких условиях?

В регионе много заинтересованных стран, готовых оплачивать проект. Бразилия — это только начало.

Вы думаете, что страны Южной Америки будут стоять в очередь на использование площадки?

Я надеюсь.

Был ряд вопросов о доступности ракеты-носителя «Днепр» в будущем. Вам есть что сказать?

С Россией велись сложные переговоры, так как было много технических проблем и вопросов. Тем не менее, одна из ракет была запущена в космос два месяца назад и мы продолжаем программу в отношении еще двух.

Как много ракет-носителей «Днепр» планируется предоставить для будущих запусков?

На сегодняшний день — 16.

Какие действия Правительство Украины готово предпринимать, чтобы обеспечить достаточное количество ракетного оборудования для совместного предприятия «Морской Старт»?

По проекту «Морской Старт» было отправлено в космос свыше 30 ракет-носителей, и почти все запуски были успешными. Конечно, мы рассматриваем эту программу как один из приоритетов, но это коммерческий проект, и он должен быть самодостаточным.

Пожелает ли Правительство Украины предложить финансовую помощь проекту «Морской Старт», если это потребуется для поддержания деятельности компании?

В первую очередь это полностью коммерческий проект. Правительство тут никак не участвует. Нам необходимо поддерживать компании, вовлеченные в проект, но я не готов сказать, выделит ли Правительство средства для этого проекта, так как это полностью обособленный, прибыльный и живущей своей жизнью проект. Но Правительство, безусловно, заинтересовано в том, чтобы этот проект продолжал работать.

У Вас весьма разнообразное портфолио. Сколько времени Вы уделяете космическим программам?

Речь не обо мне — космические программы являются приоритетом для Правительства. Всё Правительство во главе с Премьер-министром уделяет внимание космической отрасли, так как она привлекает лучшие умы и стимулирует развитие науки и образования в других отраслях.

Украинская космическая отрасль тесно переплетена с российской. Как Вы рассматриваете Россию с точки зрения взаимоотношения в космической сфере  партнером или соперником?

В первую очередь мы партнеры, и чрезвычайные происшествия в России — это больной вопрос и для наших специалистов, так как в целом это общие проекты. Мы конкурируем по налаживанию связей, но в основном Россия для нас партнер. Мы помогаем друг другу, у нас общая история и общие специалисты, о чем знают все на территории бывшего Союза. Поэтому мы и стараемся вести бизнес совместно, у нас несколько интересных проектов и программ.

У Вас также были переговоры с Китаем. Каковы перспективы там?

Со стороны Китая есть большой интерес к крупным ракетным системам. Так что мы консультируемся, особенно в отношении потенциала по баллистическим ракетам для запуска спутников.

 

версия для печати